вторник, 26 апреля 2016 г.

Крест и Голгофа Бога и человека. Бог и человек распяты в вечности.

Бог существует в Себе и из Самого Себя. Человек, как существо тварное и конечное, может существовать только от Бога и в Боге. Человеческое бытие в каждое мгновение возможно только при поддержке Божьего могущества. Но Творец создал человека подобным Себе. Человек – венец творения, наделённый божественной свободой. В творении богоподобного существа проявляется наибольшее могущество и неограниченная свобода Бога.

Уподобив человека Себе Творец тем самым вручил ему ключи от Царства Небесного, отдал на человеческую волю судьбы всего мироздания. В этом беспредельная благость и любовь Божия, риск Бога и безмерная ответственность человека. И через это Бог восходит на Голгофу.


Бог – Первоначало, но с человеком Бог созидает такое начало, без которого Он уже не хочет и потому не может творить. С созданием человека Бог стал человечен, приобрёл новую предикативность, но не отождествился с самим предикатом, не утерял собственной субъективности. Творец вверил человеку судьбу всего творения и некоторым образом судьбу Самого Творца, но, тем не менее, не перестал быть Самим Собой.

Бог отдаёт Себя распятию по Своей воле, а не потому, что это стало необходимым для Него после падения человека. Распятый Бог призывает и человека принять свой Крест: вслед за Богом уничижиться, низринуться в глубины предвечного хаоса и пройти крестный путь спасения и преображения.

Бог в начале творения мира идёт на распятие потому, что созидание невиданного доселе есть страдание и мука рождения. В вечности человек сопричастен Божественному творению. В глубинах Божественной природы народилось со-действие человека и Бога. Человеческая судьба укоренена в Боге, а Божественный замысел о творении призван воплотить человек. Если человек берет на себя крест мира, то этим Бог предаёт Себя Кресту. Бог восходит на Голгофу потому, что человек распинается в мире. И поэтому «Бог стал человеком для того, чтобы человек мог стать Богом» (Афанасий Великий).


Христос в Гефсиманском саду. В.Д. Поленов. 1890-1900-е годы.

Еще до мира, на небе, душа человека ответила на Божественный призыв к творению и приняла муку Нового Рождения. Поэтому Бог воплотился в мире сем в образе человека, а не в камне и не в ангеле, на Кресте распинается и Бог, и человек. Предмирно Богочеловек принёс Себя в жертву, и потому в мире Христос распят. В крестных муках Спасителя богочеловеческое соучастие врывается в мир и становится судьбой Богочеловека. Судьба же Богочеловека в мире становится смыслом истории – как пути Бога к человеку и человека к Богу. Поэтому «Тайна искупления, тайна Голгофы есть внутренняя мистерия духа, она совершается в сокровенной глубине бытия. Голгофа есть внутренний момент духовной жизни, духовного пути, – прохождение всякой жизни через распятие, через жертву» (Н.А. Бердяев).

Итак, через творение мира Бог взошёл на Голгофу. В сотворчестве Богу человек всходит на Крест. На Голгофе Христос исполнил волю Отца. Принятием Креста человек принимает волю Триипостасного Бога.

Замысел Божий о мире изначально включал Христово Распятие. Но этим крестный подвиг не становится предопределённым звеном в миротворении. От Бога к человеку исходит призыв, но человек не детерминирован этим, а свободно принимает призвание. Крестные муки Бога и сораспятость человека этим мукам являются свободным актом соучастия. Христос по любви искупляет человеческие грехи и несёт Божественное бремя творения. Человек любя обращается к Распятому Богу с мольбой о прощении и принимает Крест сотворчества.

Человек и Бог распяты в мире

Нисхождение Бога в мир есть реализация предвечного Божественного замысла и является серединным актом творения. Христос пришёл разделить с человеком земное бремя, совместно принятое в вечности. И человек, и мир нуждаются в пришествии Божием по слабости и греховности своего естества. Никакого чисто мирского и чисто человеческого могущества и величия не хватило бы, чтобы на мгновение удержать мир в бытии. Бог присутствует в мире изначально, и потому Христос является в середине истории и в сердцевине мироздания – на Голгофе.


Чтобы родился Сын Человеческий, человечество должно было преодолеть тяжкий путь. Путь этот был и путём Бога в человеке, венцом которого является рождение Богочеловека. Венцом и началом нового пути. Поэтому Христос – сердцевина истории: «Без понятия страдающего человеческим страданием Бога – понятия, общего всем мистериям и духовным религиям древности, –вся история остаётся непонятной» (Ф. Шеллинг).

Достигшему меонических бездн, подавленному хаосом, забывшемуся и теряющему свой небесный облик человечеству является Христос и протягивает руку помощи с любовью и милосердием, состраданием и прощением. В Христе смысл, Логос мироздания непосредственно входит в мир. «Предвечный Бог делается становящимся Богом, приемлет в Себя и для Себя, в Свою собственную жизнь становление мира и, прежде всего, вводит сроки. Логос становится Иисусом, рождающимся, живущим и умирающим в определённом месте и времени» (прот. Сергий Булгаков).

Родился Иисус Христос потому и для того, чтобы каждый человек мог обрести в себе Бога и возродиться в Боге: «Как войдёт человек в Бога, если Бог не войдёт в человека?» (Ириней Лионский). Явление Бога во плоти указывает на богочеловеческую совместность в творении мира, призывает человека принять бремя соучастия во вселенском творчестве.

Христос пришёл в мир, в котором и человек пришелец. В страданиях, муке и греховности своего пути человек забывает Бога, но Бог в человеке, и Бог человека не забудет и не оставит. Христос протягивает руку грешникам – и последние становятся первыми, что значит – все падшие могут подняться. Во Христе – залог спасения всей твари. Крестный путь есть единственный путь преображения бытия. Поэтому Крест – Животворящий, а страдание Христа искупительно. 


Христос дал заповедь крестонесения: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13-14). Грех искупляется, потому что возможен он только при вхождении в тесные врата и узкий путь миротворения и в принятии невероятного его бремени. Зло не может иметь оправдания, в искуплении открывается источник Божественной силы изживания зла.

Милосердный Бог показывает распятием, что мировые страдания не бессмысленны. Зосима у Ф.М. Достоевского кланяется Мите Карамазову, и это есть поклонение человеческому страданию, в котором выражено признание его невероятного бремени. «Через Крест все условия греха становятся условиями спасения» (В.H. Лосский).

Виктор АКСЮЧИЦ
.