понедельник, 7 ноября 2016 г.

Не всякая власть от Бога

В свя­зи с те­мой про­мыс­ла Бо­жия не­об­хо­ди­мо ос­мыс­лить из­вест­ное еван­гель­ское вы­ра­же­ние: «Вся­кая ду­ша да бу­дет по­кор­на выс­шим вла­стям, ибо нет вла­сти не от Бо­га; су­ще­ст­вую­щие же вла­сти от Бо­га ус­та­нов­ле­ны. По­се­му про­ти­вя­щий­ся вла­сти про­ти­вит­ся Бо­жию ус­та­нов­ле­нию» (Рим. 13, 1-2). Это не­ред­ко по­ни­ма­ет­ся бу­к­валь­но, как ука­за­ние хри­стиа­ни­ну под­чи­нять­ся вся­кой мир­ской вла­сти, вне за­ви­си­мо­сти от её от­но­ше­ния к ре­ли­гии, к Бо­гу.


Пре­ж­де все­го, ну­жно уяс­нить, на ка­ком уров­не и с ка­ким смыс­лом в дан­ном слу­чае ска­за­но: вла­сти от Бо­га ус­та­нов­ле­ны. Ес­ли бы вся­кая свет­ская власть не­по­сред­ст­вен­но ис­хо­ди­ла из рук Бо­жи­их, то та­кая власть бы­ла бы не мир­ской, а бо­же­ст­вен­ной. Ес­те­ст­вен­но, что бо­же­ст­вен­ная власть не­сла бы толь­ко доб­ро и во всех от­но­ше­ни­ях – и ду­хов­ном, и ма­те­ри­аль­ном – бы­ла бы толь­ко ко бла­гу че­ло­ве­ка. Но мир­ская власть не яв­ля­ет­ся та­ко­вой ни фак­ти­че­ски, ни по су­ще­ст­ву. Вме­сте с тем, мы зна­ем, что сатана – князь ми­ра се­го, в ми­ре дей­ст­ву­ет и злая во­ля, ко­то­рая мо­жет реа­ли­зо­вать­ся и че­рез фор­мы мир­ской вла­сти, ста­но­вя­щей­ся в та­ком слу­чае вла­стью зла. Го­су­дар­ст­во, как че­ло­ве­че­ское уст­рое­ние, мо­жет про­яв­лять и до­б­рую и злую во­лю, ибо власть не даётся не­по­сред­ст­вен­но Бо­гом и не яв­ля­ет­ся без­ус­лов­ным бо­же­ст­вен­ным ус­та­нов­ле­ни­ем, ко­то­ро­му все­це­ло обя­зан под­чи­нять­ся хри­стиа­нин.

Это оз­на­ча­ет, что вы­ра­же­ние власть от Бо­га мож­но по­ни­мать толь­ко в смыс­ле Бо­жие­го по­пу­ще­ния и как важ­ней­ше­го ору­дия Бо­жия про­мыс­ла. И зло, и власть зла, и злая власть яв­ля­ют­ся в этом ми­ре с Бо­жие­го по­пу­ще­ния. Но по­ро­ж­да­ет­ся зло гре­хов­ным или лож­ным дей­ст­ви­ем че­ло­ве­ка. Со злом долж­но бо­роть­ся, хо­тя оно и яв­ля­ет­ся Бо­жи­им по­пу­ще­ни­ем. Соб­ст­вен­но, зло по­то­му и по­пу­ще­но Бо­гом, что­бы мы с ним бо­ро­лись, оно по­то­му и не уст­ра­ня­ет­ся не­по­сред­ст­вен­но Соз­да­те­лем, что­бы его пре­одо­лел сам че­ло­век.

В та­ком слу­чае хри­стиа­нин при­зван не под­чи­нять­ся вла­сти, ес­ли она несёт зло, а бо­роть­ся со злой во­лей вла­сти. Хри­стиа­нин обя­зан бо­роть­ся с вла­стью зла так же, как и со злом во всех его про­яв­ле­ни­ях, не­смот­ря на то, что мы осознаем зло как Бо­жие по­пу­ще­ние, или бич Бо­жий. Итак, в той сте­пе­ни, в ка­кой власть от­па­да­ет во зло, хри­стиа­нин, про­ти­во­стоя злу, вы­ну­ж­ден не под­чи­нять­ся вла­сти, про­ти­во­сто­ять злым дей­ст­ви­ям вла­сти, ес­ли да­же она не це­ли­ком во зле.


Но вся­кая зем­ная власть, как бы ни бы­ла она ис­ка­же­на злой во­лей вла­сти­те­лей, со­дер­жит функ­цию ми­ро­уст­рои­тель­ную, упо­ря­до­чи­ваю­щую, сдер­жи­ваю­щую, ог­ра­ни­чи­ваю­щую ха­ос и со­ци­аль­ные сти­хии. Власть мо­жет па­ра­зи­ти­ро­вать на по­ло­жи­тель­ной мис­сии, но она не мо­жет пол­но­стью её иг­но­ри­ро­вать или разрушить, ибо без неё она окон­ча­тель­но те­ря­ет ха­риз­му вла­сти и ста­но­вит­ся пре­ступ­ной – пе­ре­сту­пив­шей все за­ко­ны нрав­ст­вен­ные и юри­ди­че­ские, и зло­дей­ской – зло де­лаю­щей и зло не­су­щей.

Толь­ко этот не­рас­тво­ри­мый оса­док ин­сти­ту­та вла­сти и зна­чит, что су­ще­ст­вую­щие вла­сти от Бо­га ус­та­нов­ле­ны, ибо Бо­гом ус­та­нов­ле­но на­зна­че­ние вла­сти в оп­ре­де­ле­нии гра­ниц доз­во­лен­но­го и недоз­во­лен­но­го, в ог­ра­ж­де­нии и ско­вы­ва­нии аг­рес­сив­ных ин­стинк­тов. В этом смыс­ле да­же дик­та­ту­ра луч­ше, чем анар­хия и ха­ос, ко­то­рые наи­бо­лее ис­тре­би­тель­ны и раз­ру­ши­тель­ны для об­ще­ст­ва. По­это­му, с дру­гой сто­ро­ны, хри­стиа­нин обя­зан под­чи­нять­ся и злой вла­сти, но толь­ко в той сте­пе­ни, в ка­кой она осу­ще­ст­в­ля­ет ней­траль­ные по от­но­ше­нию к до­б­ру и злу функ­ции управ­ле­ния или ско­вы­ва­ет сти­хии зла.

От­сю­да слож­ней­ший во­прос о ме­ре и фор­мах со­про­тив­ле­ния злу, исходящему от власти. Хри­стиа­нин не может под­чи­нять­ся вла­сти в том слу­чае, ес­ли она по­ся­га­ет на его ду­хов­ный су­ве­ре­ни­тет, ре­ли­ги­оз­ную со­весть, ес­ли она тре­бу­ет отторгнуть Бога и про­дать свою веч­ную ду­шу. При этом не­об­хо­ди­мо пом­нить, что наш не­мощ­ный зем­ной ра­зум не мо­жет быть пол­ным судь­ей при­ро­ды кон­крет­ной вла­сти. Ясен толь­ко ред­кий слу­чай, ко­гда власть ста­но­вит­ся от­кры­то бо­го­бор­че­ской и яв­но вид­ны её ан­ти­ду­хов­ные и без­нрав­ст­вен­ные дея­ния.

В ос­таль­ном же мож­но по­ла­гать­ся толь­ко на свою ре­ли­ги­оз­ную со­весть, под­ска­зы­ваю­щую кон­крет­ное ре­ше­ние в ка­ж­дой уни­каль­ной си­туа­ции. Для од­них по­силь­ным бу­дет толь­ко со­хра­не­ние внут­рен­ней не­за­ви­си­мо­сти, для дру­гих же воз­мож­на борь­ба с от­кры­тым за­бра­лом. Но для вся­ко­го хри­стиа­ни­на по­ло­же­ны до­пус­ти­мые гра­ни­цы, очер­чи­ваю­щие аре­ну его борь­бы с вла­стью зла. Эти ду­хов­ные гра­ни­цы дик­ту­ют­ся ре­ли­ги­оз­ной со­ве­стью: с вла­стью зла, как и со злом в лю­бых его фор­мах, мож­но бо­роть­ся толь­ко те­ми сред­ст­ва­ми, ко­то­рые не на­ру­ша­ют хри­сти­ан­ских норм и не ве­дут к ум­но­же­нию зла в ми­ре.


Итак, власть, как и всё в че­ло­ве­че­ском об­ще­ст­ве, не яв­ля­ет­ся не­по­сред­ст­вен­ным соз­да­ни­ем Твор­ца, но есть де­ло рук чело­ве­че­ских. Ни­ка­кая власть са­ма по се­бе не са­кра­ли­зо­ва­на и по­то­му не мо­жет яв­лять­ся аб­со­лют­ным ав­то­ри­те­том, ко­то­ро­му обя­зан под­чи­нять­ся че­ло­век. Ес­ли власть под­чи­ня­ет­ся выс­шим ре­ли­ги­оз­ным и нрав­ст­вен­ным нор­мам, то она слу­жит до­б­ру и тем воз­ве­ли­чи­ва­ет свою ду­хов­ную роль и пол­но­мо­чия, в этом слу­чае для хри­стиа­ни­на воз­мож­на сим­фо­ния с вла­стью и тес­ное с нею со­труд­ни­че­ст­во. В той сте­пе­ни, в ка­кой власть по­пи­ра­ет выс­ший бо­же­ст­вен­ный ав­то­ри­тет, она пре­вра­ща­ет­ся во власть зла, с ко­то­рой хри­стиа­нин при­зван бо­роть­ся. Дру­ги­ми сло­ва­ми, власть име­ет пол­но­мо­чия над че­ло­ве­ком в той ме­ре, в ка­кой са­ма не воз­вы­ша­ет се­бя над Бо­гом и не пы­та­ет­ся за­ме­нить че­ло­ве­ку Божественный ав­то­ри­тет.

Виктор АКСЮЧИЦ

.