понедельник, 16 октября 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 22. Ха­ос






В на­ча­ле – в твор­че­ском ло­не Бо­же­ст­ва – из пер­вич­но­го ни-что вы­де­ля­ют­ся два по­лю­са тво­ре­ния: не­бо и зем­ля. «Зем­ля же была без­вид­на и пус­та, и тьма над безд­ною» (Быт. 1. 2), – то есть пред­став­ля­ет со­бой пред­веч­ный ха­ос. В мо­мент об­ра­ще­ния пер­во­об­раз­ных ду­хов к зем­ле – она пре­вра­ща­ет­ся в ма­те­рию ми­ро­зда­ния. Низ­ри­нув­шись в до­бы­тий­ный ха­ос, дух че­ло­ве­ка твор­че­ским уси­ли­ем об­ра­ща­ет его в ма­те­рию тво­ре­ния, ма­те­рию пре­тво­ря­ет в ми­ро­вую плоть, плоть же пре­об­ра­зу­ет в зем­ные ри­зы – соб­ст­вен­ное те­ло. Диа­лек­ти­ка пре­об­ра­же­ния на­чи­на­ет­ся в глу­би­нах ме­о­ни­че­ской безд­ны (не-су­щем, ни-что) и сла­га­ет­ся в путь во­пло­ще­ния-оду­хо­тво­ре­ния: хао­са в ма­те­рию, ма­те­рии в кос­ми­че­скую плоть, пло­ти в те­ло ин­ди­ви­ду­аль­ных суб­стан­ций, те­ла в пре­об­ра­жен­ное ду­хов­но-ма­те­ри­аль­ное те­ло лич­но­сти.
«Ха­ос» по-гре­че­ски оз­на­ча­ет зев, зия­ние, раз­вер­стое про­стран­ст­во, пус­тое про­тя­же­ние. Ха­ос пред­став­ля­ет со­бой ог­ра­ж­дён­ную Твор­цом сфе­ру то­го, что ещё не есть не­что и в этом смыс­ле во­об­ще ещё не есть, но что, тем не ме­нее, долж­но бу­дет стать чем-то определённым. Этим ха­ос от­ли­чен от пер­вич­но­го ни-что, ме­о­на (не-су­ще­го), из ко­то­ро­го он вы­де­лен и которое не предназначено к творению. За пре­де­ла­ми ло­на тво­ре­ния, ко­то­рое объ­ем­лет­ся не­бом и зем­лею, гос­под­ству­ет ни-что как та­ко­вое. В хао­се – то ни­что, ко­то­рое долж­но бу­дет пре­тво­рить­ся в не­что.
На не­беду­хов­ные суб­стан­ции, со­вер­шаю­щие это твор­че­ское пре­об­ра­же­ние. В хао­се гос­под­ству­ет раз­ло­же­ние ни­что, но так как ха­ос сам по се­бе есть уже не­что вы­де­лен­ное из пер­вич­но­го ни-что, то сти­хии его бес­смыс­лен­но и хао­ти­че­ски спо­соб­ны на слу­чай­ное и вре­мен­ное вос­про­из­ве­де­ние не­ко­то­ро­го эле­мен­тар­но­го не­что. Ха­ос – это уже не ни-что са­мо по себе, в ни-что и нет ни­че­го. Ха­ос же – это со­б­ран­ные в не­кую сфе­ру не­упо­ря­до­чен­ные сти­хии, и са­мо вы­де­ле­ние их и ог­ра­ж­де­ние от из­на­чаль­но­го ни-что.
Факт еди­не­ния сти­хий в об­щем ло­не на­бра­сы­ва­ет на них лёгкий и не­по­сто­ян­ный по­кров свя­зей и упо­ря­до­чен­но­сти. В мо­мент вы­де­ле­ния хао­са из ни-что в нём на­чи­на­ет­ся пер­вич­ная диф­фе­рен­циа­ция сти­хий, ко­то­рая, тем не ме­нее, не мо­жет по­лу­чить ни за­вер­ше­ния, ни про­дол­же­ния, так как всё под­вер­же­но не­пре­рыв­но­му рас­па­де­нию. Та­ким об­ра­зом, ха­ос не яв­ля­ет­ся од­но­род­ной мас­сой и со­стоя­ние его бо­лез­нен­но и без­бла­го­дат­но ан­ти­но­мич­но, про­ти­во­ре­чи­во. Если Бог есть всяческая во всем, то хаос – борьба всяческого со всем.
Ха­ос оли­це­тво­ря­ет со­бой, пре­ж­де все­го, прин­цип не­пре­рыв­но­го, не­раз­ли­чи­мо­го, бес­ка­че­ст­вен­но­го, то есть бес­смыс­лен­но­го дви­же­ния, но всё же дви­же­ния, а не пус­то­ты ни-что. Соб­ст­вен­ное бы­тие хао­са это от­сут­ст­вие вся­ко­го ка­че­ст­вен­но­го бы­тия, вся­кой определённо­сти, это не­пре­рыв­ная диф­фе­рен­циа­ция или рас­па­де­ние. В хао­се гос­под­ству­ют сти­хии сле­пой слу­чай­но­сти, но не за­ко­но­со­об­раз­но­сти, по­сколь­ку вся­кий за­кон вы­ра­жа­ет определённую сте­пень упо­ря­до­чен­но­сти.
В пер­во­на­чаль­ном со­стоя­нии хао­са при­сут­ст­ву­ют про­ти­во­по­лож­ные тя­го­те­ния. Это, во-пер­вых, инер­ция раз­ло­же­ния, так как в нём от­сут­ст­ву­ет что-ли­бо сдер­жи­ваю­щее и оформ­ляю­щее. Ха­ос сам по се­бе – это борь­ба все­го про­тив все­го:

«…Воз­дух был све­та ли­шён, и форм ни­что не хра­ни­ло.
Всё ещё бы­ло в борь­бе, за­тем что в мас­се еди­ной
Хо­лод сра­жал­ся с те­п­лом, сра­жа­лась с влаж­но­стью су­хость,
Бит­ву с ве­со­мым ве­ло не­ве­со­мое, твёр­дое с мяг­ким…»
(Ови­дий «Ме­та­мор­фо­зы»)

Но, так как ха­ос есть как та­ко­вой, как од­но­род­ное со­стоя­ние, вы­де­лен­ное от все­го дру­го­го, он тем са­мым от­да­лён­ным и от­ра­жён­ным об­ра­зом приобщён к то­ж­де­ст­вен­но­му, к един­ст­ву. В хао­се са­мом по се­бе нет смыс­ла и све­та, и по­то­му всё в хао­се, что про­ис­те­ка­ет из хао­са, спо­соб­но толь­ко усу­губ­лять его ме­о­нич­ность, умень­шать сте­пень су­ще­ст­во­ва­ния.
Не­пре­рыв­ное раз­дра­ние от­зы­ва­ет­ся в его сла­бом един­ст­ве со­про­тив­ле­ни­ем. Внут­рен­ние сти­хии хао­са стре­мят­ся вновь из­лить­ся в пер­вич­ное ни-что, но вме­сте с тем ха­ос как та­ко­вой сдер­жи­ва­ет свои гра­ни­цы. Что-то в хао­се скла­ды­ва­ет­ся в стрем­ле­ние вы­рвать­ся из бес­про­свет­но­сти. По­это­му в хао­се под­спуд­но фор­ми­ру­ет­ся и от­кры­тость к све­ту пре­об­ра­же­ния. Так бес­ко­неч­ное са­мо­от­ри­ца­ние мо­жет по­ро­дить на­чат­ки стрем­ле­ния к све­то­нос­но­му ор­га­ни­зую­ще­му на­ча­лу, что яв­ляет низ­шую со­фий­но­сть в хао­ти­че­ской при­ро­де. Че­ло­век при­зван ус­лы­шать эти сте­на­ния, в твор­че­ском ак­те обуз­дать и пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать мощь хао­ти­че­ских сти­хий.
Пред­веч­ный ха­ос пре­вра­ща­ет­ся в ос­но­ву (зем­лю) пред­мет­но­го ми­ра и су­ществ, по­сколь­ку ук­ро­щен­ные сти­хии его ста­но­вят­ся кро­вью и пло­тью кос­мо­са, а ди­на­ми­ка хао­са ока­зы­ва­ет­ся ис­точ­ни­ком жиз­нен­ной мо­щи. Энер­гия хао­ти­че­ских сти­хий пре­об­ра­зо­ва­тель­но вклю­ча­ет­ся твор­че­ским ду­хом в жиз­нен­ный по­ток. Жизнь есть хао­ти­че­ская мощь, пре­об­ра­зо­ван­ная ду­хом. Но мощь хао­са яв­ля­ет­ся и по­тен­ци­ей зла, не­бы­тия. Вся­кая вещь и вся­кая сущ­ность, раз­ру­ша­ясь, вновь уходит в ме­о­ни­че­скую ночь, те­перь уже как в свою смерть, в не­бы­тие.
При­ро­да хао­са наи­бо­лее пол­но и дифференцировано от­кры­лась ан­тич­но­сти. «Это то не­ви­ди­мое и не­ося­зае­мое, лишённое вся­ких фи­зи­че­ских ка­честв на­ча­ло, ко­то­рое по­лу­ча­ет­ся по­сле ис­клю­че­ния из фи­зи­че­ско­го те­ла всех его ре­аль­ных свойств, то, что нель­зя да­же на­звать ка­ким-ни­будь име­нем, ибо вся­кое имя пред­ме­та все­гда при­пи­сы­ва­ет ему то или иное свой­ст­во. Это чис­тая ма­те­рия, са­мый факт су­ще­ст­во­ва­ния те­ла, не за­ви­си­мый ни от ка­ких его ре­аль­ных свойств. Ха­ос не ка­кое-ни­будь те­ло, но прин­цип не­пре­рыв­но­го ста­нов­ле­ния те­ла… Ха­ос всё рас­кры­ва­ет и всё раз­вёр­ты­ва­ет, все­му даёт воз­мож­ность вый­ти на­ру­жу; но в то же са­мое вре­мя он и всё по­гло­ща­ет, всё ни­ве­ли­ру­ет, всё пря­чет во­внутрь… Ха­ос пред­став­ля­ет­ся как ве­ли­че­ст­вен­ный, тра­ги­че­ский об­раз кос­ми­че­ско­го пер­во­един­ст­ва, где рас­плав­ле­но всё бы­тие, из ко­то­ро­го оно по­яв­ля­ет­ся и в ко­то­ром оно по­ги­ба­ет; по­это­му ха­ос есть уни­вер­саль­ный прин­цип сплош­но­го и не­пре­рыв­но­го, бес­ко­неч­но­го и бес­пре­дель­но­го ста­нов­ле­ния. Ан­тич­ный ха­ос есть пре­дель­ное раз­ря­же­ние и рас­пы­ле­ние ма­те­рии, и по­то­му он веч­ная смерть для все­го жи­во­го. Но он яв­ля­ет­ся так­же и пре­дель­ным сгу­ще­ни­ем вся­кой ма­те­рии. Он кон­ти­ну­ум, ли­шён­ный вся­ких раз­ры­вов, вся­ких пус­тых про­ме­жут­ков и да­же во­об­ще вся­ких раз­ли­чий. И по­то­му он прин­цип и ис­точ­ник вся­ко­го ста­нов­ле­ния, веч­но тво­ря­щее жи­вое ло­но для всех жиз­нен­ных оформ­ле­ний. Ан­тич­ный ха­ос все­мо­гущ и без­лик, он всё оформ­ля­ет, но сам бес­фор­мен. Он ми­ро­вое чу­до­ви­ще, сущ­ность ко­то­ро­го есть пус­то­та и ни­что. Но это та­кое ни­что, ко­то­рое ста­ло ми­ро­вым чу­до­ви­щем, это бес­ко­неч­ность и нуль од­но­вре­мен­но. Все эти эле­мен­ты сли­ты в од­но не­раз­дель­ное це­лое…» (А.Ф. Ло­сев).
Итак, пред­веч­ный ха­ос – из­на­ча­ла и в ос­но­ве все­го в бы­тии. Ха­ос яв­ля­ет­ся ос­но­ва­ни­ем жиз­ни, но и ис­точ­ни­ком смер­ти, – под по­кро­вом гар­мо­нии и жиз­ни бу­шу­ют ха­ос и смерть. Со­зи­даю­щее на­ча­ло – дух, без ду­ха ха­ос – ни­что, но дух тво­рит в глу­би­не хао­са и из хао­са. По­это­му ха­ос есть на­ча­ло все­по­ро­ж­даю­щее и од­но­вре­мен­но все­унич­то­жаю­щее. Из хао­са всё про­ис­хо­дит, си­лой его сти­хий всё рас­кры­ва­ет­ся и раз­вёр­ты­ва­ет­ся, но в не­го рас­па­да­ет­ся ма­те­рия раз­во­п­ло­щаю­щих­ся форм. Ха­ос по­гло­ща­ет всё ос­тав­ляе­мое ду­хом, и в нём вновь ни­ве­ли­ру­ет­ся все ка­че­ст­вен­но определённое. Ха­ос есть безд­на, в ко­то­рую об­ру­ши­ва­ет­ся и в ко­то­рой рас­па­да­ет­ся ма­те­ри­аль­ная фор­ма все­го, что по­ки­да­ет­ся ду­хов­ной суб­стан­ци­ей, и пре­вра­ща­ет­ся в нём в не­ко­то­ро­го ро­да сплош­ную не­раз­ли­чи­мость. Ха­ос в ма­те­рии – это разъ­я­тость всех эле­мен­тов и сме­ше­ние всех ка­честв. Тенденцией хаоса в физическом плане является энтропия.
Бы­тие есть ди­на­ми­ка подъ­ёма ду­ха из хао­са, пре­об­ра­же­ние хао­са, век­тор же не­бы­тия на­прав­лен к воз­вра­ще­нию все­го в хао­с, а хао­са – в ни-что, не-су­щее, не су­ще­ст­вую­щее. Ес­ли пред­веч­ный, из­на­чаль­ный ха­ос – это ни­что, из ко­то­ро­го ро­ж­да­ет­ся мир, то в са­мом кос­мо­се ха­ос яв­ля­ет со­бой не­бы­тие – си­лу со­про­тив­ле­ния пре­об­ра­жаю­ще­му им­пуль­су. Это безд­на не­бы­тия, над ко­то­рой по­ви­са­ет мир, и над ко­то­рой удер­жи­ва­ет его толь­ко на­пря­же­ние твор­че­ско­го на­ча­ла.
Ма­те­рия – это ско­ван­ный, ук­ро­щён­ный ха­ос. Ак­тив­ный же ха­ос в на­шей жиз­ни несёт раз­ру­ше­ние и смерть, он и есть воплощённая смерть. Всё без­образ­ное и без­образ­ное, вне­смыс­лен­ное, тём­ное вы­зы­ва­ет в нас со­дро­га­ние, как при­кос­но­ве­ние ле­де­ня­ще­го хао­са. «С ос­тат­ка­ми хао­са на зем­ле свя­зан ужас, страх, по­ро­ж­дае­мый тьмой, но­чью, бес­фор­мен­но­стью, от­сут­ст­ви­ем на­деж­ных гра­ниц ме­ж­ду че­ло­ве­ком и цар­ст­вом хао­са» (В.Н. То­по­ров).

«И безд­на нам об­на­же­на
С свои­ми стра­ха­ми и мгла­ми,
И нет пре­град меж ней и на­ми
Вот от­че­го нам ночь страш­на»                  
(Ф.И. Тют­чев)

четверг, 5 октября 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 21. Ду­ша в прав­ре­ме­ни






Многие ми­фы фик­си­ру­ют вос­по­ми­на­ния о со­бы­ти­ях, пред­ше­ст­во­вав­ших на­ча­лу ми­ро­зда­ния. В фор­мах про­фан­но­го (ис­то­ри­че­ско­го, эм­пи­ри­че­ско­го) соз­на­ние че­ло­ве­ка пы­та­ет­ся вы­ра­зить са­краль­ное (свя­щен­ное, внут­ри­бо­же­ст­вен­ное ли­бо вне­эм­пи­ри­че­ское). Ан­тро­по­го­ни­че­ские ми­фы мо­гут по­ве­дать о пу­тях и стран­ст­ви­ях че­ло­ве­че­ских душ в глу­би­нах пред­веч­но­го хао­са и ми­ро­вой ма­те­рии. Они по­ве­ст­ву­ют о раз­лич­ных эта­пах, по­во­ро­тах судь­бы душ на пу­ти к об­ре­те­нию пол­но­ты че­ло­ве­че­ско­го об­ли­ка.
В ми­фах раз­ных на­ро­дов су­ще­ст­ву­ет по­ня­тие о ми­фи­че­ском вре­ме­ни как на­чаль­ном, ран­нем, пер­вом, пред­ше­ст­вую­щем эм­пи­ри­че­ско­му ис­то­ри­че­ско­му (про­фан­но­му) вре­ме­ни. Процессы в прав­ре­ме­ни пред­ва­ряли ис­то­рию ми­ро­зда­ния и по­яв­ле­ние в нём че­ло­ве­ка. Это вре­мя пер­во­дей­ст­вий, пер­во­пред­ме­тов, пер­во­тво­ре­ний, пер­во­при­чин всех по­сле­дую­щих эм­пи­ри­че­ских со­бы­тий. Представления различных мифологий о мифическом времени смутно отображают то, что наиболее полно описано в библейском сказании о творении: про­об­ра­зы всех пред­ме­тов и су­ществ, па­ра­диг­мы – при­ме­ры, об­раз­цы всех зем­ных про­цес­сов.
Во мно­гих древ­них ми­фах су­ще­ст­ву­ют пред­став­ле­ния о двух по­ляр­ных со­став­ных час­тях че­ло­ве­ка: зем­ной обо­лоч­ке и не­бес­ной ду­ше, соединением которых образуется соб­ст­вен­но че­ло­век. Это – древ­ней­шие фор­мы па­мя­ти о не­бес­ном тво­ре­нии че­ло­ве­ка и его зем­ном на­зна­че­нии, о прин­ци­пи­аль­ной дву­при­род­но­сти че­ло­ве­че­ско­го су­ще­ст­ва.
Пред­став­ле­ния о Пер­во­че­ло­ве­ке во мно­гих ми­фо­ло­ги­че­ских тра­ди­ци­ях свя­за­ны с иде­ей кон­ца ми­фи­че­ско­го вре­ме­ни, в котором лю­ди бы­ли бес­смерт­ны, чем не от­ли­ча­лись от бо­гов. Пер­вый че­ло­век в этих ми­фах – это пер­вый смерт­ный, со смер­тью ко­то­ро­го кон­ча­ет­ся ми­фи­че­ское (дов­ре­мен­ное) со­стоя­ние че­ло­ве­че­ст­ва. Вслед за смер­тью Первочеловека лю­ди ста­но­вят­ся смерт­ны­ми. Так на раз­ных язы­ках ми­фо­ло­гии рас­ска­зы­ва­ют о до­мир­ном и дов­ре­мен­ном со­стоя­нии че­ло­ве­ка, о его пер­во­об­ра­зе в веч­но­сти. Пер­вый шаг к соб­ст­вен­но че­ло­ве­че­ско­му бы­тию осоз­на­ёт­ся в ми­фах как вы­ход из веч­но­сти (не­ба кни­ги Бы­тия) в смер­то­нос­ную вре­мен­ность (зем­ли кни­ги Бы­тия). Веч­ный че­ло­ве­че­ский дух по­лу­ча­ет смерт­ную жизнь на зем­ле.

Пер­вые ак­ты са­мо­по­ла­га­ния веч­ные ду­ши со­вер­ши­ли на не­бе, по­сле то­го как «от од­ной кро­ви Он про­из­вёл весь род че­ло­ве­че­ский для оби­та­ния по все­му ли­цу зем­ли, на­зна­чив пре­до­пре­де­лён­ные вре­ме­на и пре­де­лы их оби­та­нию…» (Де­ян. 17,2 6). В пред­стоя­нии пе­ред Бо­гом и нис­хо­дя к хао­су зем­ли че­ло­ве­че­ст­во душ со­бор­но при­ня­ло долг пре­об­ра­же­ния бы­тия и в этом об­щем де­ле ка­ж­дая из них из­бра­ла свой путь. Од­ни ду­ши оп­ре­де­ли­лись к не­мед­лен­но­му и пол­но­му вне­дре­нию в ха­ос, дру­гие – к по­сте­пен­но­му и час­тич­но­му вхо­ж­де­нию в зем­ную плоть, тре­тьи – отсрочив соб­ст­вен­ное во­пло­ще­ние, из­бра­ли роль по­сред­ни­ков и за­ступ­ни­ков, со­би­ра­те­лей ду­хов­но­го опы­та зем­ных пу­тей, от­ра­жаю­ще­го­ся в веч­но­сти, и, вме­сте с тем, но­си­те­лей это­го кон­цен­три­ро­ван­но­го опы­та в мир­скую вре­мен­ность. На­ро­ж­даю­щая­ся в мир ду­ша не толь­ко от­кры­та не­ве­до­мо­му ей опы­ту зем­ной жиз­ни, но и несёт зна­ние из высших ми­ров. Но­вый по­слан­ник веч­но­сти мо­жет на­по­ми­нать о тех ис­ти­нах, ко­то­рые уте­ря­ны в зем­ной жиз­ни. Но су­ще­ст­ву­ют ду­ши, ко­то­рые пол­но­стью от­ка­за­лись от зем­но­го во­пло­ще­ния и из­бра­ли мис­сию бес­плот­ных ду­хов, ан­ге­лов.
Ан­ге­лы – это ду­ши, отказавшиеся от воплощения. Одни из них са­мо­оп­ре­де­лились к чис­то ду­хов­но­му бы­тию. Ду­ша, при­няв­шая плоть ми­ра, со­рас­пи­на­ет­ся Бо­гу, и этим ста­но­вит­ся в пол­ной ме­ре че­ло­ве­ком. Бес­плот­ный же ан­гел остаётся у под­но­жия Гол­го­фы и по­то­му его роль в бы­тии ме­нее кре­сто­но­си­тель­на, не­же­ли у че­ло­ве­ка. По­гру­же­ние в ха­ос оз­на­ча­ет про­хо­ж­де­ние зем­ной жиз­ни, за­кан­чи­ваю­щей­ся смер­тью и взы­скую­щей воз­ро­ж­де­ния и вос­кре­се­ния. В со­рас­пя­то­сти Бо­гу от­ли­чие че­ло­ве­че­ской судь­бы от ан­гель­ской, вхо­ж­де­ние под сень Кре­ста де­ла­ет мис­сию че­ло­ве­ка бо­лее зна­чи­мой, не­же­ли мис­сия ан­ге­лов. По­это­му о че­ло­ве­ке и го­во­рит­ся, что он соз­дан по об­ра­зу и по­до­бию Бо­жию. Ан­гел это не воплотившаяся вечная ду­ша, не принявшая пол­но­ту бы­тия и бре­мя со­твор­че­ст­ва Бо­гу. По­это­му, со­хра­няя чис­то­ту пер­во­об­ра­за и бли­зость к Бо­гу, ан­ге­лы сво­бод­ным ак­том са­мо­по­ла­га­ния от­ка­зы­ва­ют­ся от бре­ме­ни сво­бо­ды. Ан­гел не со­тво­рит Бо­гу как сво­бод­ный че­ло­век, а яв­ля­ет­ся без­воль­ным ис­пол­ни­те­лем Выс­шей во­ли, пред­стоя­те­лем пе­ред Бо­гом и слу­жи­те­лем Гос­под­ним.
Но в слу­же­нии ан­ге­лов со­дер­жит­ся и то, что де­ла­ет их при­ро­ду бо­лее ве­ли­че­ст­вен­ной, чем че­ло­ве­че­ская. В от­ка­зе от сво­бо­ды и во­пло­ще­ния есть и ве­ли­чай­шее са­мо­по­жерт­во­ва­ние. Мис­сия ан­ге­лов не­об­хо­ди­ма для ис­пол­не­ния че­ло­ве­че­ст­вом сво­его на­зна­че­ния. По­гру­жён­ный в мир­скую юдоль че­ло­век ну­ж­да­ет­ся в за­мир­ном пред­ста­тель­ст­ве, за­ступ­ни­че­ст­ве и ох­ра­ни­тель­ст­ве ду­хо­нос­ных су­ществ. Ду­ша, став­шая ан­ге­лом, ис­чер­па­ла свою сво­бо­ду ак­том са­мо­оп­ре­де­ле­ния не к твор­че­ст­ву, но к бе­зы­ни­циа­тив­но­му по­слу­ша­нию Бо­гу и жерт­вен­но­му слу­же­нию че­ло­ве­ку. Во имя это­го слу­же­ния ан­ге­лы от­ка­за­лись от пол­но­ты бы­тия. Вы­со­кая жерт­вен­ность и ду­хов­ное слу­же­ние яв­ля­ют­ся при­чи­ной и оп­рав­да­ни­ем на­ше­го бла­го­го­ве­ния пе­ред ан­ге­ла­ми.
Ме­ж­ду тем, ли­ния раз­де­ле­ния на не­бес­ную и зем­ную мис­сии про­хо­дит не толь­ко ме­ж­ду ду­ша­ми. Че­ло­ве­че­ский дух не пол­но­стью вхо­дит в мир, ка­кой-то ча­стью сво­ей ду­ши мы при­сут­ст­ву­ем в веч­но­сти. По­это­му че­ло­век и здесь, и од­но­вре­мен­но на не­бе­сах, в ми­ре сем и не от ми­ра се­го. Наш ан­гел-хра­ни­тель – это об­раз не во­шед­шей в плоть «час­ти» на­шей ду­ши. Ею мы пред­став­ле­ны в веч­но­сти, она пред­сто­ит не­по­сред­ст­вен­но пе­ред Бо­гом. Это эс­сен­си­аль­ный – сущ­но­ст­ный лик че­ло­ве­ка. Серд­це­ви­на веч­ной ду­ши ка­ж­до­го че­ло­ве­ка во вре­мя его зем­но­го пу­ти остаётся в веч­но­сти и пред­сто­ит пе­ред Твор­цом: «Смот­ри­те, не пре­зи­рай­те ни од­но­го из ма­лых сих; ибо го­во­рю вам, что Ан­ге­лы их на не­бе­сах все­гда ви­дят ли­це От­ца Мое­го Не­бес­но­го» (Мф. 18, 10). Наш пра­вед­ный двой­ник яв­ля­ет­ся сре­до­то­чи­ем и хра­ни­те­лем по­ло­жи­тель­ных дея­ний в ми­ру, дер­жа­те­лем на­шей духовной «ко­пил­ки» в веч­но­сти.
Че­ло­век ду­хов­но свя­зан с апо­фа­ти­че­ским – от­ри­ца­тель­но познаваемым, за­пре­дель­ным, ино­мир­ным в соб­ст­вен­ной при­ро­де. Связь эта ощу­ща­ет­ся в ред­кие мгно­ве­ния про­зре­ния, ум­ст­вен­но­го сре­до­то­че­ния, мо­лит­вен­но­го упо­ва­ния. Мо­лясь ан­ге­лу-хра­ни­те­лю, мы об­ра­ща­ем­ся к соб­ст­вен­но­му об­ра­зу и по­до­бию Бо­жию, а че­рез не­го – к Са­мо­му Бо­гу.
Вме­сте с тем, пред­став­ле­ние об ан­ге­ле-хра­ни­те­ле ука­зы­ва­ет на со­кро­вен­ную связь ка­ж­до­го че­ло­ве­ка с оп­ре­де­лён­ным ан­гель­ским су­ще­ст­вом, ко­то­рое мо­жет быть вер­хов­ным за­щит­ни­ком кон­крет­ной че­ло­ве­че­ской ду­ши, вест­ни­ком Бо­жи­им для неё и не­бес­ным её пред­стоя­те­лем.
Та­ким об­ра­зом, пред­став­ле­ния об ан­ге­ле-хра­ни­те­ле от­ра­жа­ют две ре­аль­но­сти: с од­ной сто­ро­ны, ду­шу че­ло­ве­ка в веч­но­сти, с дру­гой – определённое ан­гель­ское су­ще­ст­во, наи­бо­лее близ­кое и не­бес­но род­ст­вен­ное кон­крет­но­му че­ло­ве­ку.
Не­ко­то­рые древ­ние ми­фы го­во­рят о том, что че­ло­век не был соз­дан не­по­сред­ст­вен­но, но воз­ник, вы­де­лив­шись из чис­ла дру­гих че­ло­ве­ко­по­доб­ных су­ществ. Оче­вид­но, в дан­ном слу­чае ми­фо­ло­ги­че­ское соз­на­ние фик­си­ру­ет мо­мент раз­де­ле­ния соб­ст­вен­но че­ло­ве­че­ской мис­сии и мис­сии ан­гель­ской. Ми­фы пе­ре­да­ют нам вос­по­ми­на­ния о ре­шаю­щем со­бы­тии, ко­гда не­бес­ные су­ще­ст­ва – веч­ные ду­ши раз­де­ля­ют­ся: од­ни ос­та­ют­ся на не­бе, дру­гие нис­хо­дят на зем­лю и ста­но­вят­ся соб­ст­вен­но людь­ми. Чем да­лее ухо­ди­ла че­ло­ве­че­ская ду­ша в ми­ро­вое стран­ст­вие, чем глуб­же по­гру­жа­лась в ха­ос, тем бо­лее те­ря­ла чис­то­ту сво­его пер­во­здан­но­го об­раза, и тем ши­ре ста­но­ви­лась про­пасть ме­ж­ду из­на­чаль­но еди­но­при­род­ны­ми ду­ша­ми лю­дей и ан­ге­лов. То, что они ос­та­лись на небе, да­ёт нам за­лог на­ше­го воз­вра­ще­ния, и то, что мы дерз­ну­ли сой­ти на зем­лю, ос­тав­ля­ет на­де­ж­ду всем вновь со­еди­нить­ся в пре­об­ра­жен­ном веч­ном ми­ре – в Новом небе и Новой земле.
Но, очевидно, были на небе и такие души, которые отказались не только от воплощения, но и от духовной миссии. Эти души не приняли бремя миротворения, тем самым оказали сопротивление Божественному акту творения и восстали на Творца. Миф о падших ангелах, о Люцифере (утренняя звезда) и повествует о восстании и низвержении падших душ в преисподнюю – измерение зла, небытия.


вторник, 19 сентября 2017 г.

СЛЕДОВАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ ПАТРИАРХУ КИРИЛЛУ




Его Святейшеству
Святейшему Патриарху
Московскому и всея Руси
Кириллу
01 июня 2009 года

Ваше Святейшество!
15 января 2009 г. в Главном следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации закончено расследование уголовного дела, возбужденного 19 августа 1993 г. в связи с обнаружением в период с 11 по 13 июля 1991 года в окрестностях г. Екатеринбурга в районе Старой Коптяковской дороги останков девяти человек с признаками насильственной смерти[1] и фрагментов костей и зубов двух человек, найденных 29 июля 2007 г. на расстоянии 60 метров от первого захоронения.
Согласно категорическому заключению экспертов останки людей, обнаруженные в первом захоронении, идентифицированы. Установлено, что они принадлежали Российскому Императору Николаю II Романову, Императрице Александре Федоровне, их дочерям Великим княжнам Ольге, Татьяне и Анастасии, а также лицам из их окружения: комнатной девушке Демидовой А.С., лейб-медику Боткину Е.С., камердинеру Труппу А.Е. и повару Харитонову И.М., расстрелянным в ночь с 16 на 17 августа 1918 г. в доме Ипатьева в г. Екатеринбурге. Останки из второго захоронения принадлежат Цесаревичу Алексею Николаевичу Романову и Великой княжне Марии Николаевне Романовой.
15 января 2009 г. после проведения необходимых следственных действий уголовное дело прекращено в связи со смертью лиц, совершивших преступление.
При расследовании уголовного дела учитывались замечания и предложения, сделанные Вами, а также Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, членами Священного Синода и председателем Синодальной комиссии по канонизации святых митрополитом Ювеналием, поступившие в ходе следствия и работы правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи                    в 1993-1998 гг., а также историками, архивистами и специалистами других отраслей знаний. Особое внимание уделялось изучению материалов по 10 вопросам, поставленным Святейшим Патриархом Алексием II.
Во время личной встречи 15 января 1998 г. Святейший Патриарх Алексий II посоветовал взять для будущих исследований частицы костной ткани от останков, чтобы при появлении новых эффективных методов исследования продолжить работу. Пожелание Святейшего Патриарха Алексия II было выполнено, что во многом облегчило работу следствия.
Для решения проблем, связанных с захоронениями, вскрытыми в 1991 году в районе «мостика из шпал» и 2007 году (в 60 метрах от первого захоронения) следствием назначен ряд судебно-медицинских, антропологических, генетических, баллистических экспертиз, а также историческая экспертиза, производство которых было поручено ведущим российским и иностранным организациям и специалистам. Весь комплекс экспертиз выполнен.
Перед началом экспертиз следствие ознакомилось с исследованиями, проведенными японским ученым Тацуо Нагаи, а также Животовским Л.А. и Найтом А. в США. Данные, полученные в результате деятельности этих генетиков, не могли быть использованы в настоящем следствии, поскольку выводы Тацуо Нагаи либо сфальсифицированы, либо его работа проведена на низком научном уровне в связи с непригодностью объектов, подвергшихся исследованию. По поводу выводов Л. Животовского Л.А. и Найта А. следует сказать, что эти генетики смогли доказать принадлежность исследованного образца родственникам английской королевы Виктории, чьей внучкой была Великая княгиня Елизавета Федоровна, то есть объект их исследования не принадлежал сестре Императрицы Александры Федоровны.
При проведении идентификационных исследований останков в 2007 – 2009 гг. следствие руководствовалось следующими принципами.
Работа по новейшим технологиям проводились не только с образцами костной ткани из захоронения 2007 года, но и с образцами из захоронения 1991 года. При этом перед экспертами ставилась задача сначала провести исследования традиционными методами, признаваемыми всеми судебными органами мира, а затем по мере возможности получить максимально полный объем информации с использованием как традиционных, так и специально разработанных для этого случая методик. Впервые появилась возможность прямого исследования образцов крови Императора Николая II, оставшейся на его рубашке после ранения в Японии в 1891 г.
Задача по идентификации блестяще выполнена генетиками Свердловского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, российским генетиком лауреатом Государственной премии Российской Федерации Рогаевым Е.И., начальником лаборатории ДНК Вооруженных Сил США Майклом Коблом, а также лабораторией ДНК Института судебной медицины г. Инсбрука под руководством Вальтера Парсона (Австрия).
В результате исследований подтверждены родственные связи по мужской и женской линиям всех членов царской семьи. Подобные связи с ныне живущими родственниками установлены у Демидовой А.С.,        Боткина Е.С. и Харитонова И.М. (родственники А.Е. Труппа до сих пор не установлены). У Императрицы Александры Федоровны и её детей выявлены признаки гемофилии.
Результаты проведенных исследований по информативности на порядок превышают принятые в мире стандарты и прошли рецензирование у крупнейших ученых мира. Они опубликованы в ведущих журналах генетического профиля. Одобрительные отзывы получены от основателей генетики нобелевских лауреатов Джеймса Д. Уотсона и Маршалла У. Ниренберга.
Исследование вещественных доказательств показало неразрывную связь двух мест – района Ганиной ямы и «мостика из шпал». Установлено, что пули, обнаруженные в телах из захоронения 1991 года выстрелены из тех же самых экземпляров пистолета и револьвера, что и пули, найденные в районе Ганиной ямы.
Историческая экспертиза подтвердила правильность выводов судебных медиков, антропологов и генетиков. Серьезных противоречий между ними и выводами, приведенными в белогвардейских следственных материалах, в настоящее время не имеется. Выводы следователя Соколова Н.А. о полном сожжении трупов умозрительны и не соответствуют материалам следственного дела 1918 – 1924 гг.
Ваше Святейшество, объем письма не позволяет привести в полном объеме доказательства того, что в районе 184 километра железнодорожной линии близ г. Екатеринбурга были обнаружены тела всех членов царской семьи и их благородных слуг. Мне понятна вся сложность вопросов, связанных с гибелью и судьбой тел российских святых и их помощников, так сложно воспринимаемых обществом. Я готов предоставить Вам все необходимые материалы и содействовать объективному решению проблемы о Царственных Мучениках. В результате исследований частицы праха членов царской семьи и их слуг, а также другие вещественные доказательства и документы, не исчезли и при необходимости по ним можно провести дополнительные экспертизы.

С уважением

Старший прокурор-криминалист
Главного управления криминалистики
Следственного комитета при прокуратуре
Российской Федерации                                                                                    В.Н. Соловьев




[1] Это место обозначено колчаковским следователем Соколовым Н.А. как «мостик из шпал»

воскресенье, 17 сентября 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 20. Об­рат­ная пер­спек­ти­ва ми­фо­ло­гии



Ду­ша че­ло­ве­ка, вой­дя в этот мир, му­чи­тель­но стре­мит­ся вспом­нить на­ча­ло вхождения и то, что ему пред­ше­ст­во­ва­ло. Ми­фо­ло­ги­че­ские пре­да­ния как фор­мы па­мя­ти об­на­ру­жи­ва­ют по ме­ре раз­ви­тия не­кую об­рат­ную пер­спек­ти­ву: чем вы­ше ду­хов­ная куль­ту­ра че­ло­ве­че­ст­ва, тем бо­лее про­ни­ка­ет его ду­хов­ный взор вглубь ми­ро­твор­че­ских на­чал. Ибо па­мять и соз­на­ние вы­ра­жа­ют сте­пень воплощённо­сти ду­ши че­ло­ве­ка. Мировая куль­ту­ра это сле­ды вхо­ж­де­ния в мир ду­ха че­ло­ве­че­ст­ва. На ка­ж­дом эта­пе куль­ту­ра от­ра­жа­ет оп­ре­де­лён­ную сте­пень по­гру­же­ния веч­ной ду­ши в плоть. Та­ким об­ра­зом, по ме­ре рос­та ду­хов­ной куль­ту­ры, че­ло­ве­че­ст­во об­ре­та­ет па­мять о на­ча­ле зем­но­го пу­ти и о том, что со­вер­ша­лось в до­зем­ной веч­но­сти.
На за­ре че­ло­ве­че­ст­ва смут­ное соз­на­ние лю­дей с тру­дом ори­ен­ти­ру­ет­ся в ре­аль­но­сти. Вы­шед­шие на ис­то­ри­че­скую аре­ну ду­ши пы­тают­ся осоз­нать се­бя, по­нять ок­ру­жаю­щий мир и стре­мят­ся вспом­нить со­бы­тия, при­вед­шие в этот мир, пред­ше­ст­вую­щие на­ча­лу ми­ра и оп­ре­де­лив­шие это на­ча­ло. Наи­бо­лее ран­ние по­пыт­ки за­гля­нуть в пра­прош­лое за­хва­ты­ва­ют не­дав­ние кос­ми­че­ские со­бы­тия. Ар­хаи­че­ские ми­фы вскры­ва­ют позд­ние эта­пы кос­мо­ге­не­за, ко­гда ду­ша че­ло­ве­ка ещё раз­ли­та по кос­ми­че­ской пло­ти и яв­ля­ет­ся её дви­жу­щим на­ча­лом. Затем мифологии описывают ступени зоо­ге­не­за – про­ис­хо­ж­де­ния жи­вой при­ро­ды, ко­гда ду­ша че­ло­ве­ка про­би­ва­ет­ся че­рез жи­вот­ный и рас­ти­тель­ный мир. И только час­тич­но мифы касаются ан­тро­по­ге­не­за – об­ре­те­ния ду­шой че­ло­ве­че­ско­го те­лес­но­го об­ли­ка.
Это про­цесс про­рас­та­ния из зем­ли («В начале сотворил Бог небо и землю» – Быт. 1.1) веч­ных пер­во­об­ра­зов. На на­чаль­ных эта­пах во­пло­ще­ния че­ло­век ещё не ощу­ща­ет се­бя впол­не жи­те­лем зем­ли, не ус­та­но­ви­лись гра­ни­цы ме­ж­ду тем и этим ми­ра­ми, стер­ты гра­ни ме­ж­ду жиз­нью и смер­тью. Ду­ша древ­не­го че­ло­ве­ка не ощу­ща­ет се­бя вы­де­лен­ной из при­род­но­го ло­на, ибо она впервые и только частию выделилась в собственной телесности. Одновременно некоторые сферы души странствуют в различных природных явлениях и животных формах. Смерть не вос­при­ни­ма­ет­ся как пол­ный об­рыв жиз­ни, ибо ду­ша не уко­ре­не­на в этом ми­ре и с лёг­ко­стью его по­ки­да­ет, пе­ре­те­ка­ет из од­но­го эо­на[1] в дру­гой.
В древ­ней­ших ми­фах пред­ки про­дол­жа­ют уча­ст­во­вать в судь­бе жи­вых, жи­ву­щие же по­сто­ян­но апел­ли­ру­ют к за­гроб­но­му ми­ру. Че­ло­ве­че­ст­во ещё не осоз­на­ло соб­ст­вен­ный вре­мен­но­й эо­н. Не вы­де­лял се­бя че­ло­век и в про­стран­ст­ве. Ани­мизм[2] пер­во­быт­но­го соз­на­ния выражает не за­пу­ган­но­сть древ­не­го че­ло­ве­ка при­род­ны­ми сти­хия­ми и не ощу­щение их чу­ж­до­сти, ско­рее на­про­тив, анимистическое сознание отражает род­ст­вен­но­сть при­ро­ды че­ло­ве­ку, невыделенность че­ло­веческого существа из ок­ру­жаю­ще­го ми­ра. Кос­мос на­пол­нен со­при­род­ны­ми че­ло­ве­ку ду­ха­ми, ко­то­рые являются своего рода плот­скими те­нями ду­ши, – это прой­ден­ные им и ос­тав­лен­ные фор­мы во­пло­ще­ния. Древ­ней­ший че­ло­век мог пу­гать­ся соб­ст­вен­ной кос­ми­че­ской те­ни и не осоз­на­вать это­го яв­ле­ния впол­не, но он яв­но чув­ст­во­вал со­при­род­ность се­бе всех су­ществ и пред­ме­тов.
Пер­во­на­чаль­ной ре­ли­ги­оз­но­стью че­ло­ве­че­ст­ва был по­все­ме­ст­но рас­про­стра­нен­ный культ Бо­ги­ни-Ма­те­ри – все­об­щей пра­ро­ди­тель­ни­цы. Это сви­де­тель­ст­ву­ет о пер­вой по­пыт­ке древ­ней­ше­го че­ло­ве­ка вспом­нить ми­ро­твор­че­ский путь, прой­ден­ный его ду­шой. Взор ар­хаи­че­ско­го че­ло­ве­ка за­гип­но­ти­зи­ро­ван тай­ной кос­ми­че­ско­го ло­на, из ко­то­ро­го толь­ко-толь­ко вы­де­ли­лось че­ло­ве­че­ское су­ще­ст­во.
Есть пред­по­ло­же­ние о том, что пер­вич­ной фор­мой ре­ли­гии был не­кий древ­ней­ший мо­но­те­изм (еди­но­бо­жие), ко­то­рый за­тем ут­ра­чи­ва­ет­ся в ис­то­рии, ве­ра в Еди­но­го Твор­ца сме­ня­ет­ся ве­рой в жен­ское бо­же­ст­во – Пра­ма­терь все­го су­ще­го. Скорее всего, такого рода пред­став­ле­ния являются воспоминанием событий, час­тию вы­хо­дя­щих за пре­де­лы ис­то­рии. Бог-Тво­рец был спол­на от­крыт ду­ше толь­ко в не­бес­ном пред­стоя­нии до на­ча­ла ми­ро­зда­ния, – это дей­ст­ви­тель­но на­ча­ло­по­ла­гаю­щий мо­но­те­изм, но не как ис­то­ри­че­ская ре­ли­гия, а как дои­сто­ри­че­ское, до­зем­ное вос­при­ятие Бо­га веч­ной ду­шой. По­сле по­гру­же­ния души в зем­ную плоть и её поглощения земной материей духовное сознание и образ Творца за­мут­ня­ют­ся, зем­ное бо­го­по­зна­ние на­чи­на­ет­ся с язы­че­ских форм, сре­ди ко­то­рых культ Бо­ги­ни-Пра­ма­те­ри был ос­но­во­по­ла­гаю­щим. Че­ло­ве­че­ская ис­то­рия и пред­став­ля­ет со­бой стрем­ле­ние вер­нуть­ся к ис­тин­но­му бо­го­по­зна­нию, но уже в ло­не ми­ра се­го.
Та­ким об­ра­зом, древ­ней­шие ми­фы от­ра­жа­ют ог­ра­ни­чен­ность ар­хаи­че­ско­го соз­на­ния, погружённо­го в при­род­ную плоть. Да­лее вглубь ан­тро­по­го­нии и тео­го­нии[3] про­ни­ка­ют бо­лее позд­ние, бо­лее куль­тур­ные ми­фо­ло­ги­че­ские тра­ди­ции. По ме­ре то­го как че­ло­век осознаёт се­бя, своё ме­сто и роль в ми­ре, в его соз­на­нии про­рас­та­ют зёр­на древ­ней­шей па­мя­ти, про­яс­ня­ют­ся и на­пол­ня­ют­ся смыс­лом пер­во­об­ра­зы ар­хаи­че­ских ми­фов. С при­бли­же­ни­ем вре­ме­ни От­кро­ве­ния Бо­го­че­ло­ве­ка в ми­фах рас­кры­ва­ют­ся всё более древ­ние и глубинные их тай­ны.




[1] Эо́н – от др.-греч.  «век, эпоха, вечность»
[2] Ани­мизм пред­став­ле­ние о все­об­щей оду­шев­лен­но­сти, о ду­хах при­ро­ды, пред­ме­тов, яв­ле­ний, су­ществ.
[3] Ан­тро­по­го­ния про­ис­хо­ж­де­ние, со­тво­ре­ние че­ло­ве­ка, пер­во­че­ло­ве­ка.
Тео­го­ния бу­к­валь­но Бо­го­про­ис­хо­ж­де­ние, в дан­ном слу­чае твор­че­ские про­цес­сы внут­ри Бо­же­ст­вен­ной при­ро­ды, предшествовавшие и оп­ре­де­лив­шие со­тво­ре­ние че­ло­ве­ка.




суббота, 16 сентября 2017 г.

Следователь Владимир Соловьев Патриарху Алексию II




Святейшему Патриарху
Московскому и всея Руси

Алексию II

20 марта 2006 г.

Ваше Святейшество, Всемилостивейший Архипастырь!

Зная Вашу занятость, долго не решался обратиться с письмом. В то же время, с большой благодарностью вспоминая неоднократные встречи с Вами, то внимание и заинтересованность, которые Вы проявили к судьбе Царственных страстотерпцев, надеюсь, что Вы сочтете возможным вновь вернуться к этой теме.
Мое нынешнее обращение – это обращение православного христианина к Пастырю. Оно не является официальным письмом работника прокуратуры, хотя я с 1991 по 1998 гг. занимался вопросами, связанными с установлением подлинности захоронения, вскрытого в 1991 г. на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга и идентификацией останков. В 1993 г. мной было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по факту обнаружения останков, и в июле 1998 г. дело я прекратил в связи с установлением всех обстоятельств уголовного дела и имён погибших. С этого момента по закону я не могу добавить к материалам уголовного дела ни одной буквы, несмотря на то, что появились новые данные по обстоятельствам гибели и захоронения Государя Императора Николая II, членов Его Семьи и Их приближённых. Как крещенный православный верующий не могу жить спокойно, когда вижу, что Святые Мощи подвергаются опасности уничтожения. Работаю, как и прежде, старшим прокурором-криминалистом управления криминалистики Генеральной прокуратуры России.
С 1993 г. работа Правительственной комиссии и моя работа как следователя по данному делу постоянно подвергаются сомнениям. По нескольку раз в год в прессе появляются «сенсационные» сообщения о том, что очередные исследователи опровергли «миф» о «так называемых екатеринбургских останках» и в очередной раз «установили», что в Петропавловском соборе захоронены «лже-мощи». Появляются все новые и новые «чудесно воскресшие» члены Царской Семьи. Прошедший год не был исключением. Американские биологи вместе с российским генетиком Л.А. Животовским, исследовав палец, принадлежавший, по их мнению, Великой Княгине Елизавете Федоровне, подвергли сомнению достоверность экспертизы, утверждавшей, что под Екатеринбургом найдены останки ее племянниц и сестры - Александры Федоровны. На противоположном краю Земли японец Т. Нагаи заявил о том, что в захоронении на Копятковской дороге отсутствовали Святые Мощи Государя.
Я бы отнесся к этим «сенсациям» спокойно, поскольку в период следствия подобные возражения проверялись и перепроверялись, но меня волнует то, что эти заявления, будоражащие общество, пресса всегда связывает с Церковью и Вашим именем, а возражений не поступает. Православный человек, не знающий всех тонкостей расследования и выводов экспертиз, все больше отдаляется от истины. С 1989 года, когда впервые православная общественность узнала о возможном захоронении Царской Семьи, в обществе не утихают споры и растет разномыслие. Меня и экспертов, которые работали по уголовному делу, постоянно обвиняют в фальсификации исследований, создании «ложных мощей», сатанизме, введении православных людей в искушение. Побывав в последние годы в Екатеринбурге в дни празднования памяти Святых Царственных страстотерпцев, я много раз присутствовал на церковных службах, где обличалась моя работа, слышал беседы священнослужителей и верующих, с негодованием относившимся к захоронению в Петропавловской крепости.
Что случилось, то случилось. Останки девяти человек захоронены в Санкт-Петербурге и, хотя видные представители Православной Церкви говорят о своей «нейтральности», «сомнениях» относительно захоронения, «осторожной позиции, которая не должна разделить общество», на деле получается совсем иное. Если в Петропавловском соборе захоронена не Царская Семья, то где гарантии того, что в могиле находятся православные граждане России, расстрелянные большевиками? Если исходить из этой логики, в могиле могут находиться атеисты и богоборцы, расстрелянные «колчаковскими карателями» или активные большевики, погибшие в период сталинских репрессий. В том случае, если захоронена Царская Семья, (а она действительно там захоронена!), представители Церкви, занимая «нейтральную» позицию, подобно известному историческому персонажу просто «умывают руки»…
Труд моих соратников и мой труд по восстановлению исторической памяти, участие в обретении Святых Мощей Государя вызвали у представителей Церкви только порицание и отторжение.
Праведный о. Иоанн Кронштадтский увидел сон, где Государь сказал ему: «Могилы моей не ищите». Я долго обдумывал смысл этого видения. Николаю II - набожному человеку, по законам российским возглавлявшему Русскую Церковь, невозможно было предположить, что церковным иерархам запретят участвовать в Его захоронении, а несчастные Его кости, прах жены и детей сначала 7 лет будут держать в морге во «втором ипатьевском заточении», а потом по указанию Священного Синода хоронить как «бомжа», имя которого знает только Господь. Когда представители Церкви гордо заявляют в телевизионных интервью о том, что при захоронении «екатеринбургских останков» не произносилось имя Государя, я с грустью вспоминаю тяжкий сон Иоанна Кронштадтского. После этих слов в голову приходит мысль: сколько же времени такие хулители потратили на брань, а сколько на вдумчивое изучение материалов, связанных с гибелью Царя...
Прессу интересуют только скандалы. Поводы для этих скандалов православные оппоненты изыскивают регулярно. Прокуратура дело закончила. Правительственная комиссия разошлась по домам в 1998 году. Ее председатель Борис Немцов давно не у дел. Первый российский Президент – на пенсии. Скоро 7 лет, как произошло захоронение в Петропавловском соборе. Речь идет о русском Царе и Православных Святых, но Священный Синод, к сожалению, и маленького шажка не сделал к тому, чтобы внимательно изучить хотя бы те документы, которыми мы сегодня располагаем. С момента захоронения останков Царственных страстотерпцев не было ни одного обращения к тем, кто активно работал в составе Правительственной комиссии, и располагает обширными подлинными материалами, связанными с гибелью Царской Семьи. Приведу пример. На месте «Открытой шахты» построен огромный монастырь, при этом полностью уничтожен первоначальный рельеф местности. В том районе, где в 1919 г. занимался осмотром следователь Н.А. Соколов, в 1998 г. под руководством А.Н. Авдонина проведены археологические раскопки, во время которых обнаружено большое число вещей, безусловно принадлежавших Царской Семье. За прошедшие 7 лет церковнослужители, зная об этих бесценных реликвиях – свидетелях казни, даже не поинтересовалась ими. Я понимаю, Церковь не может допустить, чтобы поклонение совершалось не Святым Мощам, но лже-мощам, однако для того, чтобы увериться в подлинности или отвергнуть негодное, необходимо хоть что-нибудь сделать. Представители Церкви занимают «нейтральную позицию» и ждут, когда за них кто-то и что-то сделает. На местах духовенство принимает молчание «сверху» как призыв к борьбе с добросовестными экспертами и представителям следствия. Я уже не говорю о многолетней травле людей, обнаруживших Святые Мощи – Александре Николаевиче Авдонине и Гелии Трофимовиче Рябове. Слишком агрессивен этот «нейтралитет», например, в Екатеринбурге и он не защищает Святые Мощи от поругания. В 1917 году в момент отречения Государя, решая свои внутренние проблемы Церковные иерархи, а за ними и многие рядовые священнослужители уже занимали «нейтральную» позицию и «дистанцировалась» от Царской Семьи. Ни одного священнослужителя мы не видим в числе лиц, сопровождавших бывшего Императора в ссылку. Чем это кончилось как для Императора, так и для Церкви, мы знаем из истории. Пятнадцать лет, с 1989 г. Священный Синод занимает «нейтральную позицию» по отношению к «коптяковскому могильнику», а на самом деле – могиле Государя. Результат – в окрестностях Екатеринбурга устраиваются шабаши над Мощами и одновременно фарисейски возносятся хвалы Царю. Много раз безнаказанно уничтожались кресты, возведенные над захоронением. На само место[1] после негласного запрещения не приходит ни один священнослужитель. Воздавая внешние знаки почитания, некоторые православные не заботятся о сохранении исторической памяти. При раскопках бывшего дома Ипатьева во время строительства Храма было уничтожено и растащено большое число реликвий. Говорят, что строители неправильно определили настоящее место «расстрельной комнаты» и сместили алтарь к северу. Мемориальный сад с сохранившимися деревьями, под которыми прогуливалась Царская Семья, сначала несколько лет использовался в качестве помойки при временном храме, а при строительстве Храма на Крови он был полностью уничтожен вместе с частью холма.
С молчаливого бездействия, если не сказать согласия Церкви бездоказательно, шутовски искажаются факты, связанные с идентификацией Царской Семьи. Группа жуликов и некомпетентных людей манипулирует паствой, подрывая авторитет Церкви. Приведу несколько примеров. Судебно-медицинским экспертом В.Л. Поповым были незаконно, без оформления документов изъяты, то есть украдены, части трупа Великого Князя Георгия Александровича. Затем, таким же образом, им были изъяты фрагменты одежды Николая II, находящиеся на хранении в Екатерининском дворце Царского Села. Все эти исторические ценности без оформления документов, контрабандным путем переправлены в Японию, причем грубейшим образом нарушены правила международных перевозок трупного материала (Георгий Александрович, как известно, умер от туберкулеза). С 2001 г. Попов В.Л. и японский генетик Т. Нагаи громогласно заявляют во всех мировых агентствах о так называемой «экспертизе», опровергшей данные официального следствия. В то же время, никаких данных эти горе-эксперты ни в Правительство России, ни в Генеральную прокуратуру не представили. Не знаю, представлены ли эти данные руководству РПЦ? Если да, - то их необходимо сделать достоянием общественности и представителей российского государства. Если таковые данные не представлены, то не следует Патриархии публично подтверждать их якобы достоверность. Отсутствуют документы, подтверждающие заявления В.Л. Попова и Т. Нагаи о том, что исследовались именно те образцы, о которых они говорят. В одном из последних интервью Попов В.Л. заявил о том, что он «нашел якобы «забытые» в морге Военно-медицинской академии останки Великого Князя. Японская «экспертиза» не прошла апробации ни в одном из серьезных научных учреждений. Руководство РПЦ «на ура» приняло Т. Нагаи и фальсификатора исторических документов «профессора» В. Винера.[2] Патриархия и активно использовала непроверенные доводы в прессе. Во многих средствах массовой информации прошли неопровергнутые заявления В. Винера о том, что работа В.Л. Попова и Т. Нагаи проводилась под «покровительством» Святейшего Патриарха и Японского Императора, об официальной встрече с Вами. Любопытно звучит все это. Люди воруют кости Императорской Семьи, контрабандой перевозят их за границу, не думая возвращать в Россию, а им «покровительствуют» и – кто? 7 декабря 2004 г. в здании Московской Патриархии епископ Дмитровский Александр, викарий Московской епархии торжественно принимает Тацуо Нагаи. Во всех мировых агентствах прошла информация о том, что по словам заместителя председателя отдела внешних церковных связей Патриархии протоиерея Всеволода Чаплина, ранее церковная комиссия по канонизации святых не получила ответов на целый ряд принципиальных вопросов, поставленных перед Государственной комиссией в 1995 году. Ваше Святейшество, я прекрасно помню встречу с Вами, когда в январе 1998 г. Б. Немцов по поручению Президента обсуждал возможные варианты захоронения Царской Семьи. Вам был вручен официальный ответ Государственной комиссии на десять вопросов, поставленных Священным Синодом в 1995 году. Кроме того, Священному Синоду были представлены многочисленные документы по вопросам истории расстрела и идентификации останков в двух томах. Насколько я помню, Вас полностью удовлетворили качество и полнота информации, представленной Государственной комиссией, и Вы просили передать Президенту, что будете лично участвовать в процедуре захоронения. Не знаю, какие новые научные данные появились с января по февраль 1998 г., заставившие изменить Ваше мнение на противоположное?
Вернусь к последним работам ученых. Что касается экспертизы пальца якобы принадлежавшего Великой Княгине Елизавете Федоровны, то американское исследование, проведенное при участии Животовского, неполноценно. Генетики не смогли выделить генотип одного человека, результаты исследования крайне неубедительны.
Бог им судья, этим винерам, сироткиным, поповым и животовским, но они постоянно ссылаются на поддержку церковных кругов. С легкой руки Ваших помощников даже в Ваших выступлениях имеются ссылки на этих специалистов. Не думаю, что они посвящали Церковь в механизм своих махинаций, но их действия нанесли очередной удар по Её авторитету. Ваши консультанты упорно не замечают того, что эксперты с мировым именем, приглашенные для расследования дела по согласованию с Церковью в 1995 г., дали категорическое заключение об идентификации останков. Не замечают они и того, что авторитетнейшей государственной организацией – Федеральным центром судебных экспертиз была проведена судебно-техническая и почерковедческая экспертиза так называемой «записки Юровского». Эта экспертиза доказала подлинность этого документа. Забывают и о том, что в Президентском архиве имеется еще один экземпляр воспоминаний, подписанный Я.М. Юровским. Многочисленные заявления историка академика РАН Алексеева В.В., доктора исторических наук Владлена Сироткина о наличии неких исторических документов, подрывающих выводы Государственной комиссии не нашли подтверждения, как не нашли подтверждения заявления церковного археолога С.А. Беляева об огромном количестве медицинских документов, пригодных для идентификации. Постоянно игнорируется категорически установленный факт о том, что в захоронении обнаружена семейная группа, где мать и три девушки находятся в кровном родстве с английским королевским домом, а отец этих девушек, представленный скелетом № 4 – кровный родственник представителей датского королевского дома. Генотип трех девушек, как это доказано, содержит признаки, принадлежащие сразу двум королевским домам. Тем не менее, «главный церковный консультант» по генетике Животовский регулярно забывает не только этот факт, но и последние исследования генетика Е.И. Рогаева, включенного в расследование с согласия Церкви. Доктор медицинских наук В.Н. Звягин, подвергший серьезной критике первоначальное заключение об идентификации останков, с согласия Церкви был включен в экспертную комиссию и возглавил одно из основных направлений работы. Его подпись стоит под категорическим заключением об идентификации. Я уже не говорю о том, что регулярно подрывается авторитет Генеральной прокуратуры, «специалисты» от оппозиции постоянно придумывают несуществующие процессуальные правила и обвиняют в нарушении действующих. Как пример недобросовестного подхода прессы, приведу одну цитату: «Неправомерным считает Алексий II-й и тот факт, что эксгумация останков великого князя Георгия Михайловича[3] в Петропавловской крепости была проведена под покровом ночи в присутствии одного только следователя. «Ясно, что такое следствие должно быть проведено скрупулезно и ответственно» – подчеркнул патриарх (ИТАР-ТАСС/Православие 2000. “Православное слово”, № 16, 2000 г., стр. 2.; “Русский вестник”, № 31-32, 2000, стр. 10.)[4]. Как обычный обыватель воспримет такого следователя? Ночью, без понятых забрался в склеп. Вурдалак какой-то… Напомню, что эксгумация состоялась 13 июля 1994 г. в день Святых Петра и Павла. Она была согласована с Вами и митрополитом Иоанном. Вами, специально для участия в этой печальной церемонии, был направлен церковный археолог С.А. Беляев (по непонятным причинам до окончания работ он уехал из Санкт-Петербурга). Эксгумация проводилась с участием настоятеля о. Николая и сестёр певчих монастырского храма ставропигиального подворья Свято-Иоановского монастыря на Карповке. Сразу после окончания эксгумации мне удалось встретиться с Вами в Петропавловской крепости и подробно рассказать о результатах вскрытия погребения Георгия Александровича. Никаких опровержений в прессе об этом, якобы Вашем заявлении, до сих пор не было. Могу привести сотни подобных цитат из писаний лживых и недобросовестных православных авторов.
Я стараюсь подавить в себе гордыню, но настолько устал от травли, что иногда возникает соблазн «научить» некоторых «журналистов» порядочности – подать в суды иски о защите своей чести и достоинства. Я прощаю агрессивных журналистов, но не уверен, что многие эксперты, проводившие исследования останков Царственных Страстотерпцев и обвинённые в мошенничестве, не потребуют защиты своего личного и профессионального достоинства.
У меня сейчас нет поддержки государства, я не могу организовать дополнительные экспертизы. Сознавая правоту своей позиции, я не знаю, что мне делать и как защитить Святые Мощи, частицы которых, по согласованию с Вами, были взяты в 1997 г. для возможных будущих исследований. К сожалению, сегодня я вижу только то, что Мощи лишены защиты представителей духовенства, а многие священники активно защищают мифические «лже-мощи» – скотские кости, объедки от трапезы большевиков, которые были найдены следователем Н.А. Соколовым возле «Открытой шахты». Здесь об экспертизах речь не идет! Даже в книгах, вышедших под Вашим благословением, поддерживается эта идея. Алтарь Храма стоит на месте обнаружения скотских костей! В это же время, в архиве прокуратуры томятся без должного поклонения подлинные частицы Мощей Святых Страстотерпцев, которым, конечно же, не место в прокурорском сейфе. Лишенный покровительства священнослужителей, я вынужден в настоящее время вести переговоры о передаче Святых Мощей для хранения в Музеи Московского Кремля.
Государство свое слово об идентификации Святых Царственных Страстотерпцев сказало. В адрес Церкви, Президента и Правительства постоянно направляются в то же время призывы к тому, чтобы «выбросить «нечестивые» кости «коптяковского могильника» из Петропавловского собора. Увы, враги Православной веры сильны и они могут добиться своего. Нельзя допустить «второго убийства» Русского Царя. Раз речь идет о Русских Святых, видимо, «устранение сомнений» переместилось из сферы государственной в сферу деятельности Русской Православной Церкви. Её святое дело – защитить Святые Мощи. Уверен, что не погубить.
Я верю в то, что руководство Православной Церкви действительно стремиться к Истине, и не связано половинчатыми заявлениями иерархов. Прошу Вас дать мне возможность встретиться лично с Вами или Вашими помощниками и обсудить возможные пути выхода из создавшегося кризиса[5]
Складывается парадоксальная ситуация, когда от имени руководства РПЦ регулярно оглашаются всякого рода сомнительные факты, в то время как результаты работы Правительственной Комиссии, а также результаты проведенных после 1998 года исследований и раскопок не только не рассматриваются, но и не имеются в распоряжении Патриархии. Учитывая то, что речь идет о Православных Святых, позвольте внести следующие предложения:
1. Священному Синоду запросить в Правительстве России все официальные результаты работы Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи[6].
2. Созвать круглый стол (может быть при Комиссии РПЦ по канонизации), в работе которого могли бы принять участие все заинтересованные стороны и рассмотреть все имеющиеся документы. В рамках круглого стола можно было бы организовать работу квалифицированных специалистов, которые выскажут свои мнения «за» и «против» проведенных исследований и выработают тактику дальнейшего решения вопроса. Весьма желательно участие в «круглом столе» церковного археолога С.А. Беляева, судебно-медицинского эксперта В.Л. Попова, генетика Л.А. Животовского, историка Боханова А.Н., историка Лыковой Л.А., длительное время работавшей с умершим Ю.А. Бурановым, а ныне занимающей его пост, директора Государственного архива Российской Федерации С.В. Мироненко и других лиц по Вашему выбору. Неоценимую помощь в выработке решений мог бы оказать митрополит Ювеналий, мудрый и знающий священнослужитель, представлявший позицию Церкви в Правительственной комиссии.
3. Прошу поручить Вашим помощникам провести предварительную встречу со мной с целью определить круг возможных проблем по идентификации останков Царской Семьи.



С искренним уважением


                                                                                                            В.Н. Соловьев
ПРИЛОЖЕНИЯ:

1.                       Постановление Генеральной прокуратуры о прекращении уголовного дела.
2.                       Книга «Покаяние» - Материалы Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи.






[1] Напомню, что для исследования из нее были взяты кости, а тела остались в земле
[2] В. Винер сфальсифицировал дневник одного из участников расстрела матроса Ваганова, в котором, якобы имелись сведения о том, что в «коптяковском захоронении были похоронены останки «дублеров» – купеческой семьи из Екатеринбурга – близких родственников В.И. Ленина
[3] Так в тексте. Корреспонгдент даже не удосужился узнать имя Великого Князя. На самом деле следует читать «Георгия Александровича». Останки Великого князя Георгия Михайловича, расстрелянного в 1919 г. до настоящего времени не найдены
[4] Цитируется по книге «Царь Николай II-й и новые мученики: пророчества, чудеса, открытия, молитвы. Документы». Издание «Общество свт. Василия Великого», 2000 г., стр 852.
[5] Однажды Вы согласились на подобную встречу, но представители Вашего секретариата отказали мне
[6] Вместе с письмом я передаю постановление о прекращении уголовного дела